Друкаваць
Катэгорыя: Літаратурная крытыка

Свежий роман Сергея Трахимёнка «Опера» с ударением на последней гласной в названии вышел в издательстве «Четыре четверти» и, бесспорно, получился удачным.

К его несомненным плюсам относится глубокое знание оперативной работы сотрудников госбезопасности в Афганистане в период нахождения там «ограниченного контингента» советских вооружённых сил, контрразведывательной деятельности спецслужб СССР на заключительном этапе существования державы. Роман изобилует деталями и подробностями, заставляющими поверить автору, что его эрудиция отнюдь не ограничивается «Википедией». Я не уловил особых погрешностей и шероховатостей в фактуре.

Наверно, единственный абзац, заставивший меня почесать затылок, встретился на с. 20:

«В Афганистане с 1979 года существовали чёткие негласно-невербальные правила взаимоотношений с шурави. Ядром этой системы было правило: любое посягательство на шурави должно быть пресечено или компенсировано. Акты компенсации носили название актов возмездия и чётко не регламентировались, это могли быть: бомбёжка кишлака, в котором прячут похищенного военнослужащего, расстрел моджахедов по количеству погибших во время операции бойцов, ликвидация бандглаварей и их приближённых за варварское обращение с советскими пленными».

Насколько я наслышан от очевидцев событий, до штурма дворца Амина присутствие «шурави» в Афганистане было весьма небольшим, соответственно описанные автором правила вряд ли действовали ранее 1980 года. В общем, единственная неточность на большой роман – это практически ничего. Браво!

Произведение познавательное, увлекательное. Читается в один присест с утратой чувства времени.

Несколько переусложнена структура. Я, конечно, не сторонник наипростейших схем – единственной сюжетной линии с хронологическим событием действий, хоть так и написано большинство мировых бестселлеров. Наличие нескольких персонажей, за которыми следует виртуальная «камера с микрофоном», здорово оживляют произведение. Но в данном случае элементов структуры многовато.

В прологе Владмир Жданович, оперативник КГБ, арестован с чемоданом валюты при себе. Время и место не названы, судя по словам «Институт национальной безопасности» и «американка», имеется в виду КГБ РБ, постперестроечное время. Эта линия заброшена до самого конца, автор будто бы о ней забыл. Развиваются линии персонажей «Вячеслав – Петруха» и «Карлен», хронологически они тянутся с середины 1980-х годов до середины нулевых, к ним прибавляется третья (а если учесть и пролог – то четвёртая), посвящённая персонажу Юрий. После двух третей текста выясняется, что Вячеслав, Карлен и Юрий вместе учились в Минской школе КГБ СССР, действие опрокидывается назад в 1980-й год, к финишу возвращается в наше время к эпизоду, где один из выпускников школы подставил упомянутого в прологе Ждановича.

Я не смог бы, взявшись за редактуру, перетасовать эпизоды заново в какую-то более простую для восприятия схему, они явно написаны с расчётом на сложную структуру. Роман С.Трахимёнка как пазл – главки укладываются единственным образом. Но вот правилен ли первоначальный замысел, нужно ли было закручивать столь запутанно, утверждать не возьмусь. Во всяком случае, требуется напряжение для удержания в голове трёх сюжетных линий одновременно. Как жвачка для чтения «на расслабоне» роман непригоден.

Стилистически произведение выдержано достойно, как и большинство книг С.Трахимёнка, надо лишь приспособиться к его стилю. Он традиционно для себя уделяет минимум внимания визуальным деталям. Такие штришки как «Одет был начальник в кремовый костюм и белые туфли» (с.122), подчёркивающие индивидуальные особенности персонажа – не каждый день встретишь на улице человека в подобной одежде и обуви, встречаются крайне редко. Остались «за кадром» внешние данные персонажей. Юра, например, это громила весом 120 кг, обросший мышцами, всё. О других известно ещё меньше.

Иногда стремление к сверхлаконичности делает текст похожим на киносценарий. Например: «Комната в посольстве. Входит контактёр» (с.97).

Не вычитан текст на повторы, заметно изобилие глагола «был» в разных формах, слов «это» с производными, «который». Данный недостаток при желании легко устраняется редактором, что наверно, составило единственное упущение в его работе, как и всего издательства. В целом книга выполнена добротно и по форме, и по содержанию.

Резюмирую. Как только вижу книгу Сергея Трахимёнка, ранее в руки не попадавшую, срабатывает рефлекс – схватить и почитать. Роман «Опера» укрепил этот рефлекс ещё более.

В романе нет альковных сцен, натуралистического описания жестокости. Убийства, рукопашный бой без правил присутствуют, но без детализации. И речи нет о пропаганде чего бы то ни было, вредного для подрастающего поколения, поэтому я с чистым сердцем рекомендую книгу для читателей-старшеклассников как увлекательную и познавательную одновременно.

Анатолий Матвиенко